Сезонная работа в Польше или рабский труд для Украинцев

Опубликовано: 29/08/2017 в 16:06; Автор: admin Нет комментариев

Вот как бывает, когда работаешь нелегально….

 

 

Тема заработка за рубежом и рабского труда украинцев на чужих землях остаётся актуальной на протяжении всего периода независимости Украины. Ещё помнятся громкие высказывания тогдашнего президента Ющенко на Майдане в 2004-м о намерениях создать все необходимые условия для возвращения людей на родину. Однако спустя 13 лет плачевная ситуация в Украине остаётся неизменной. О всех «прелестях» работы в Польше на сезонных работах нам анонимно расскажет украинка, которая лично испытала все трудности работы украинцев за рубежом.

«Фермера называют паном»

 

Когда ты отправилась в Польшу и почему решила туда поехать?

Отправилась я туда в сентябре 2016 года вместе с другом, который решил подзаработать на сезонной работе. Решила поехать вместе с ним, поскольку не было ни денег, ни работы, ни каких-либо перспектив. Тотальная безработица на западе страны вынуждает выезжать на заработки множество украинцев.

Как именно готовятся к отъезду?

Для начала ищут варианты работы. В основном это происходит «по блату». Многие стараются найти работу через знакомых, так как неизвестные коммерческие агентства по трудоустройству у людей доверия не вызывают.

У моего друга тогда уже работал в Польше двоюродный брат, благодаря которому наш будущий работодатель согласился бесплатно выслать нам приглашение на работу. В этом случае нам повезло, так как работники, не имеющие связей за рубежом, вынуждены ещё и оплачивать приглашение. Рабочая поездка была рассчитана на 2 месяца, а сама работа заключалась в осеннем сборе яблок в садах.

Получив приглашение на работу, и собрав кучу других документов, я отправилась в польское посольство, где смогла оформить визу и оплатить страховку. За визу и страховку мне пришлось выложить очень большую сумму. Потом вместе с другом я прибыла в указанный город, из которого в Польшу нас должен был отвезти автобус. Автобусная перевозка также оказалась платной и стоила немало. Несмотря на то, что поездка изначально оговаривалась как срочная, автобус за мной и моим другом приехал спустя 5 дней.  

Перед поездкой у двоюродного брата моего друга я интересовалась насчёт условий проживания. Меня интересовало, будет ли свободное время, так как за границу я выезжала впервые, и мне очень хотелось посмотреть Польшу.  В ответ родственник друга меня уверял, что условия проживания очень комфортные, обеспечен нормированный рабочий график и будут давать 2 выходных в неделю.

Когда приехал автобус, я увидела, что в нём уже находились незнакомые люди с разных областей Украины, которые также ехали на сезонную работу в Польшу. По прибытию в назначенный польский город, автобус начал развозить и высаживать людей около разных фермерских угодий.

На ферму где должна была работать я и мой друг, автобус нас привёз глубокой ночью. Негативные впечатления стали появляться сразу, когда из автобуса в небольшом дворике нас стали встречать незнакомые пьяные мужики, которые как позже выяснилось, были местными работниками. Когда мы вышли из автобуса нас встретил двоюродный брат моего друга и повёл показывать наше место проживания.

Во дворе находились двухэтажные строения, на первом этаже которых располагались складские помещения и гаражи для сельскохозяйственной техники. На втором этаже, по словам брата, располагались комнаты прислуги………..то есть наши комнаты. Сами комнаты умели просто ужасный вид. Во-первых, внутри комнат чем-то сильно воняло, во-вторых, стены были облезлыми, помимо двухэтажных кроватей в комнатах не было ничего. В каждой комнате располагалось по 10 человек. Для отопления в комнате имелась одна маленькая секция батареи.

 На самих кроватях вместо ожидаемых матрасов были обычные картонки, под которыми была сетка. Вместо полноценного одеяла располагалась какая-то ветошь. Увидев это, я произнесла: «Сейчас осень и очень холодно, я буду мёрзнуть ночью, пожалуйста, дайте мне нормальное одеяло и нормальный матрас». В ответ на просьбу мне с явным недовольством выделили старый, но толстый матрас, а также старое, но плотное одеяло и подушку. 

«Нас перевозят как скотину или имущество»

Разместившись в комнате, я решила немного осмотреться. На первом этаже, в около гаражной пристройке располагалась очень невзрачная кухня. Было уже около часу ночи, а во дворе пьянствовал народ и это несмотря на то, что всём нужно было просыпаться в 6 утра, потому что с 7 утра уже начиналась работа.

Помимо кухни на территории двора в подвальном помещении, где было сыро и холодно, располагались три кабинки туалета и три душевых. Там же в подвале стояли две стиральные машины на 50 человек рабочей бригады.

Распорядок дня был следующий: подъём в 6 утра, в 7 утра выезд на работу, в 20:00 возвращение. Неприятной стала и та новость, что никому не выдавали рабочую экипировку. Помню, как нам в первый рабочий день сказали: «В случае дождя запаситесь какой-то защитой».

К счастью, будучи ещё в Украине я купила в секонде штормовую куртку, водонепроницаемые рыбацкие штаны, пенковые сапоги, перчатки и защитные очки, как оказалось не зря.

В общем, встали мы в 6 утра. Обстановка с самого утра накалённая поскольку на 50 человек рабочей бригады имеется 3 туалета и 4 конфорки на плите. Каждый соответственно хочет всё успеть, из-за чего создаётся чрезмерная суета. Чтобы можно было нормально позавтракать с утра, нужно было вставать пораньше.

Далее нас ждал «комфортный транспорт». Это был старый трактор с прицепом, в котором вместо сидений были деревянные ящики. Как оказалось в таких вот ящиках людей ежедневно возят на работу и обратно. Как раз когда я приехала, начались ранние заморозки, и было холодно, а время пути от места проживания до места работы составляло 40 минут. Сидеть на сколоченных досках было очень неудобно, создавалось впечатление, что нас перевозят как скотину или имущество. Ящики, в которых нас везли, отлично продувались и нас легко заливал дождь, что ты при этом чувствуешь лично твои проблемы.

Во время поездки я начала присматриваться к сидящим рядом людям. Большую часть рабочей бригады составляли женщины разных возрастов, от 18 до возраста пока ещё в состоянии работать. Они так и делились на бригады по возрасту. Все женщины крупной комплекции и сельской внешности. По ним было видно, что к тяжёлому физическому труду они приучены с детства.

«Заставляли в приказном порядке бесплатно перерабатывать норму» 

Для сбора яблок нам выдали рвачи. Это своеобразное ведро с мягким дном и лямками, чтобы можно было его носить на груди. От тяжести этого ведра, которое нужно носить целый день очень сильно болят плечи и поясница. Лямки рвачей не подогнаны под фигуру, поэтому они постоянно давят и натирают.

Мне сказали что яблоки, которые я собираю, не должны быть гнилыми и в них не должно быть червей. Собранные яблоки необходимо было аккуратно складывать в рвач, а затем бережно пересыпать в ящик. Когда я начала следовать инструкциям и тщательно осматривать каждое яблоко на меня стали косится другие женщины. На мой вопрос, что не так? Они ответили: «слишком медленно работаешь».

Поначалу мне сказали, что рабочая норма составляет 5 больших ящиков. В принципе это посильная норма для одного человека, но позже мне объяснили что нужно собирать не 5 ящиков, а 8-10 и при этом за перевыполнение нормы никто доплачивать не собирался.

Около рабочей бригады находились надзиратели, все они были украинцами. Их задачей было следить, чтобы никто не ел яблоки и заставлять работать быстро. Для этого надзиратели использовали, крики, нецензурную брань и не редко применяли физическую силу. Меня лично не били, но матом крыли. За малейшее пререкание с надзирателями сразу увольняли, а я не могла себе позволить уволиться, так как мне нужно было хотя бы отбить деньги, которые я потратила на оформление визы и проезд. Поэтому приходилось молчать и терпеть словесные оскорбления.

«Все женщины морально угнетены»

Приехав сюда на заработки, я в полной мере смогла увидеть современный украинский менталитет. Многие женщины, которые здесь работали, обладали ярко выраженным комплексом неполноценности. Все женщины морально угнетены. Они стараются, несмотря на все моральные унижения. По сути, с ними плохо обращаются, потому что они сами позволяют с собой так обращаться. Был случай, когда я сказала, что хочу потребовать нормальных условий перевозки. В ответ от работниц я услышала: «Не вздумай ничего ляпнуть, скажи спасибо за то, что не ходим пешком».

После тяжёлого рабочего дня каждый вечер женщины собираются на пьянку. Я с другом не присоединялась к ним, отчасти по этой причине я и стала изгоем в коллективе.

Все женщины в бригаде фермера называют «паном». Как только я это впервые услышала, мне сразу вспомнились душевные повести классической украинской литературы о крепостных. Меня также повергло в шок пренебрежительное отношение к своему здоровью работниц фермы. Уже был конец сентября, было холодно, а женщины после дождя в юбках садились на холодную землю и металлические ступени. В тот день у меня был с собой каремат, я предложила им присесть на него, на что в ответ услышала: «В отличие от некоторых, мы не гордые и так посидим». После чего я им говорю: «Вы рискуете заработать себе цистит и ряд других половых проблем». В ответ женщины ответили мне: «Ничего страшного, тебя это не касается».

Когда мы с другом работали в тёплых куртках, перчатках и защитных очках другие работницы смотрели на нас с завистью. Во время дождя другим работницам выдавали тяжёлые и очень неудобные костюмы химической защиты.

Первое время я пыталась вернуть этим женщинам уверенность в себе, объяснять, что они не должны постоянно работать в таких каторжных условиях. Я им говорила: 

— Женщины, перестаньте бесплатно перерабатывать норму;

— Мы привыкли хорошо работать;

— Вы гробите своё здоровье;

— Если мы будем меньше делать, нас не будут приглашать на работу.

Однажды я увидела на соседнем фермерском угодье, как в саду работали поляки. Их никто не подгонял, они не спеша собирали яблоки. Все польские рабочие были хорошо экипированы. Увидев это, я подошла к нашему надзирателю и сказала: Я видела, как работают поляки в соседнем саду. Их условия труда гораздо лучше. Почему мы не можем работать так же? В ответ обозлённый надзиратель ответил мне: Ты не полька, поэтому заткнись, сука, и делай то, что я тебе скажу. 

«Украинцы самые выгодные работники – они стерпят любые унижения»

К нам относились как к скоту. Нас заставляли работать не до официально установленного времени, а до заката. Также часто нарушали наше право на законный перерыв. По условиям нам предоставлялся час отдыха, но если надзирателю нужно было увеличить количество собранных яблок, то он мог сократить наш перерыв до 30 минут. Никто из рабочих ему не перечил, потому что все очень боялись.

Выходных также практически не было. Формально мы были свободны в воскресенье, но у нас не было времени куда-то сходить, потому что нужно было выстоять очередь к стиральной машинке, чтобы постирать накопившиеся за неделю грязные вещи.

За тем как мы работаем в саду, часто наблюдал хозяин фермы. Приезжал и следил за тем, чтобы никто не ел яблоки. Хотя пока никто не смотрит яблоки всё-таки ели, причем абсолютно все. В рабочем коллективе нет абсолютно никакой поддержки и взаимовыручки. Все жалуются друг на друга «пану». Все обозлены и каждый сам за себя.

Увидев такое положение вещей, я снова пыталась изменить ситуацию и говорила: «давайте требовать улучшения условий труда, давайте протестовать и делать положенную норму в 5 ящиков». На что мне все работницы отвечали: «Не умничай, ты тут на один раз, а мы постоянно работаем. Если ты уедешь, всем будет лучше». 

Вскоре одна женщина в возрасте рассказала мне анекдот. Стоит тюрьма, в которой две камеры. Одна камера наглухо заперта и охраняется стражей, во второй камере решётка открыта и рядом никого нет. В первой камере сидят евреи: если одному удастся сбежать, то он вернётся и освободит остальных, а в соседней камере сидят украинцы: если кто-то захочет сбежать, его свои же затянут обратно и побьют. Потом эта женщина сказала мне, что знает польский язык. Она слышала, как однажды фермер сказал, что украинцы самые выгодные работники — они стерпят любые унижения. 

«Убирайтесь отсюда, вы нам всё портите!»

Поляк, хозяин фермы, относился к людям не так плохо как надзиратель, но всё равно с ярко выраженным пренебрежением. На друга, который был рядом со мной, он как-то наорал. Устав от нежелания окружающих меня людей бороться за свои права, я всей бригаде сказала: «Вы если хотите, можете и дальше перерабатывать бесплатно, а я больше 5 ящиков перерабатывать больше не буду».  

После этих слов против меня и моего друга начался настоящий бунт. С нами никто не хотел работать в бригаде, так как считали нас лентяями, которые подставляют остальных работников. На нас стали жаловаться «пану». Нас настолько призирали, что садились есть отдельно и не хотели ехать с нами в одном транспорте. И это не иностранцы, а свои же — украинцы.

Однажды одна из девушек во время работы сломала ногу. Хозяин фермы, узнав об этом, назвал девушку инвалидкой. После того как девушке наложили гипс, оскорблениями и унижениями её вынудили продолжать работу на ровне со всеми. Слово инвалидка, которое сказал поляк, рабочие запомнили, и начали потом так постоянно оскорблять девушку.   

Так образовалась отдельная группа изгоев, в которой были, инвалидка, я и мой друг. Будучи изгоями, мы продолжали собирать указанную норму, спокойно работая. За такое поведение нас все безумно ненавидели и ждали того дня когда мы уедем. Нам очень часто говорили: «убирайтесь отсюда, вы нам всё портите».

Расскажите подробнее об условиях труда на ферме.

В рабочее время отрываться от работы, было категорически запрещено. Не разрешалось даже нормально сходить в туалет, нужно было либо справлять нужду прямо в саду, либо терпеть целый день. Во время работы в соседних от нас рядах ездила машина распыляющая яд на деревья. Подхватываемый ветром яд попадал и на людей из-за чего абсолютно у всех воспалялись слизистые оболочки организма. Всем было трудно дышать, все чихали и кашляли, но молчали.

После первого случая распыления ядов, я подошла к надзирателям и попросила их выдать всей бригаде респираторы. Услышав мою просьбу, они долго смеялись. Я продолжала настаивать на своём, и в конце концов на следующий день надзиратель принёс респиратор специально для меня. После этого другие женщины стали смеяться с меня, что якобы я хожу в наморднике.

С тех пор я работала исключительно в респираторе, чтобы можно было не дышать ядохимикатами и в очках, чтобы не травмировать ветками глаза. После того как я одела респиратор у меня сошёл отёк слизистых оболочек, я перестала кашлять и чихать. Остальные же работницы продолжали мучиться, постоянно кашляли, чихали, а некоторые ещё и травмировали глаза торчащими ветками. Хозяин фермы видимо любил придумывать людям клички, так как после того как я стала надевать очки и респиратор он начал называть меня космонавткой.

Помимо сбора яблок на деревьях нужно было собирать опавшие яблоки. Для этого даются двойные вёдра, предназначенные для размешивания цемента. Такие тяжести женщинам в принципе нельзя таскать, но они покорно это делают. К счастью мне помогал мой друг и давал самое маленькое ведро из всех возможных. Другие работницы мне завидовали и кричали моему другу: «перестань ей помогать!».                                                                                      

Каким образом надзиратели помогали «пану»?

Для того чтобы сэкономить солярку хозяину, надзиратели вносили в нашу работу различные «новшества». Одно из таких «новшеств» заключалось в экономии солярки для тракторов. Для этого тракторы пускали не в каждый ряд сада, как положено, а ставили один трактор на 4 ряда, поэтому 10 килограммовые вёдра приходилось каждый раз нести к трактору через несколько рядов. При этом через деревья ходить запрещено, если трактор находится не в твоём ряду, нужно обходить все ряды и только потом идти к трактору.

Мой друг как настоящий джентльмен пытался всем помогать. Все работницы охотно принимали его помощь, но вскоре снова начинали его оскорблять и ненавидеть. Видимо как этим людям не помогай, всё равно не будет благодарности.

Надзиратели получают больше простых рабочих, а за введение различных рабочих «новшеств» им дополнительно платят деньги. Помимо того что трактор не въезжал в каждый ряд мы ещё должны были рискуя своим здоровьем срывать яблоки с верхушек деревьев стоя на платформе. Суть в том, чтобы машина, на которой находится платформа, не заезжала в каждый ряд. Для этого мы должны были собирать яблоки на верхушках деревьев даже с противоположной от нас стороны. Для того чтобы достать яблоки растущие в труднодоступных местах, обрывать и ломать ветки запрещено. Приходилось пробираться сквозь ветки царапая себе руки до крови.

Мы работали даже несмотря на сильные ливни. После того как все мокрые нас привозили в свои комнаты где на 10 насквозь промокших человек всего одна маленькая батарея. Чтобы посушить свои вещи приходилось занимать очередь. Впрочем, такая же ситуация была с душем, туалетом, стиральной машинкой и кухней.

Удивительно то, что другие работницы хвалили этого хозяина и говорили что у него просто шикарные условия работы. Рассказывали, что на других фермах их селили в сараи, где не было ни душевых, ни туалетов, вместо кроватей были стоги мокрого сена. Говорили, что принимать душ и ходить в туалет приходилось в кустах.

В адских условиях мы с другом работали 2 недели. Как только мы отбили потраченные на оформление визы деньги и заработали на обратный билет, мы сразу же начали собираться обратно в Украину, хотя могли работать на ферме ещё минимум месяц. Все работницы откровенно были счастливы, когда узнали что мы уезжаем. Все заработанные деньги ушли на обратную дорогу, заработать хоть какие-то дополнительные деньги не получилось. Я вернулась в Украину ни с чем.

Помимо нашей героини своё мнение о поездке нам также высказал вышеупомянутый друг девушки.

Ми не витримали такого фізичного навантаження тому що ми самі із міста и просто не звикли пахати як воли. В цілому було приємно те, що оплата була погодинною. Якщо витримувати таке фізичне навантаження і погане ставлення до себе, то в принципі там можна заробляти значно більше ніж в Україні.

Не дивлячись на те, що зараз в Україні існує безвізовій режим, для роботи закордоном робочу візу все одно потрібно оформлювати. З різким погіршенням економічної ситуації у країні, за останній рік за кордон серед моїх знайомих у пошуках кращого життя виїхало більше людей ніж за останні 10 років.

Взагалі така сезонна робота є дуже тяжкою. Краще вже знайти більш стабільні варіанти, наприклад роботу на заводі чи ще щось. В Україні діє велика кількість фірм-посередників які допомагають знайти роботу закордоном. Особисто я ніколи не шукав роботу через такі фірми, тому я не знаю як вони працюють. Усі кого я знаю намагалися знаходити роботу закордоном через своїх знайомих.

Жахливі умови котрі описала моя подруга в основному створюються для українців. Українці у Польщі одне до одного ставляться як до бидла, а до поляків з великою повагою, як до людей вищого сорту.


Кадровое агентство «Стефания», работает с ПН по ПТ с 10:00 до 17:00
Наши телефоны: +38(050)322-84-82; +38(061)213-33-77; +38(098)500-01-27
Наш офис: Украина, Запорожье, ул. Трегубенко 6
Директор: Бидюк Марина Ильинична


Написать комментарий

Международное кадровое агентство "Стефания", не обслуживает клиентов с чужими контрактами!